Гамбургеры "Равис" - 95,90 за 4 штуки!

подробнее

Гамбургеры "Равис" - 95,90 за 4 штуки!

«Равис»: вкусные решения!

«Равис»: вкусные решения!
смотреть видео

27.08.18  «Фабрика обязана выжить»

Андрей Косилов о ситуации на Среднеуральской птицефабрике, отношениях с УГМК и экологии

На Урале всю последнюю неделю обсуждают скандал на Среднеуральской птицефабрике, охранники которой задержали 16-летнего кадета Данила и якобы угрожали засунуть его в промышленную мясорубку из-за распространения листовок. Владелец фабрики — агрохолдинг «Равис» — уже назвал эту историю провокацией со стороны активистов УГМК. А местные общественники связали произошедшее со спором двух холдингов за участок земли в 100 га, на котором расположена птицефабрика. Однако генеральный директор агрохолдинга «Равис» Андрей Косилов считает, что обсуждение ситуации уводят не в ту плоскость. В интервью Znak.com он заявил, что в реальности Среднеуральская птицефабрика решила колоссальную проблему со сбросом отходов и рассказал о своем видении отношений с УГМК.

 

— Андрей Николаевич, уже прозвучало несколько обвинений и разных версий конфликта на Среднеуральской птицефабрике. Можете ли вы озвучить свою позицию по этому поводу?

— Конфликта никакого нет. Вместо того, чтобы обсуждать реальные события вокруг Среднеуральской птицефабрики, мы начали рассуждать о каких-то юных лидерах, молодых кадетах. Реально происходят совсем другие вещи.

А именно — закончился важнейший этап жизни птицефабрики. Благодаря тому, что нас пригласило правительство области и мы вложили в этот проект 500 млн рублей, мы сохранили и увеличили количество рабочих мест (было 700 — стало практически 900), полностью возродили производство и в 4 с лишним раза увеличили выпуск продукции глубокой переработки. Если, когда мы пришли, Среднеуральска птицефабрика производила 500 кг карпаччо в месяц, то сегодня — 80 тонн, и карпаччо под брендом «Равис» ест вся страна через сеть магазинов «Красное и белое».

Этот этап закончился, потому что два месяца назад мы, участвуя в торгах, выкупили весь имущественный комплекс и земельный участок Среднеуральской птицефабрики. 

Причем подчеркиваю — не под какие-то девелоперские проекты (хотя были люди, которые хотели в рамках этой процедуры стереть площадку с лица земли), а чтобы сделать ее лучшей в Свердловской области. У меня есть все основания так говорить, потому что, когда 18 лет назад я стал руководить агрокомплексом в Челябинской области, наша область производила в 6-7 раз меньше Свердловской. Сегодня Челябинская область — на втором месте в России по производству мяса птицы, у меня персональная благодарность от президента России и орден — за развитие птицеводства в Челябинской области.

— Несмотря на высокие показатели развития фабрики, разговоры об экологических проблемах из-за ее работы не утихают. Вам есть что ответить на обвинения в загрязнении природы?

— Те, кто упрекает нас, что мы три года не занимались серьезно решением экологических проблем, отчасти правы. Мы и не обязаны были этим заниматься. 40 лет фабрикой владело государство, и оно обязывало фабрику работать в том режиме, который есть, и не решало проблемы с экологией.

Не случайно, когда нас приглашали, нам в качестве бонуса обещали равное финансирование экологических проблем. Но я уже больше об этом не вспоминаю, потому что, по сути, это наш собственный выбор, и мы сами захотели стать собственниками Среднеуралки, нас не очень-то уговаривали. Нам хватило двух месяцев, чтобы понять, что теперь за все на этой площадке отвечаем мы — «Равис» и его акционеры.

Самая позитивная новость для тех, кто переживает за судьбу территории Верхней Пышмы: мы приняли решение и перенесли самое экологически неблагоприятное производство — убой птицы — на основную площадку «Рависа», в Рощино (поселок в Челябинской области). Туда, где у нас две убойные линии. Их совокупные мощности позволяют забивать не только птицу «Рависа», но теперь и Среднеуралки.

Могли ли мы принять это решение три года назад? Могли. Но тогда бы это обернулось серьезной потерей рабочих мест. Мы только сегодня смогли создать условия, чтобы безболезненно, перераспределив людей с убойной линии на переработку, не сокращать рабочие места, а эту компетенцию забрать на основную площадку и выиграть от этого экономически.

— Жители Среднеуральска и Верхней Пышмы об этом знают?

— Все эти провокации, стычки, в том числе с УГМК, по поводу этих подростков, листовок лишили нас возможности донести до людей, в том числе руководителей УГМК и лично Андрея Козицына, главную новость: переведя убой на площадку «Рависа», мы в значительной мере решили проблему, о которой давно и безуспешно говорили все, начиная с самого Козицына. А именно — проблему стоков в Малебское болото. Посудите сами: если традиционно было 1400-1450 кубов, это огромная масса воды с отходами бойни (кровью, кишками), то после закрытия убоя количество стоков снизилось в 3 раза, даже без создания очистных сооружений.

У нас осталось в работе 400-450 кубометров, которые в большей мере теперь уже являются хозяйственно-бытовыми, и на сброс которых в очистные сооружения Среднеуральска мы уже направили запрос в структуры Водоканала.

Но дело даже не в этом. Мы сегодня начали все самые современные компетенции, которые есть на «Рависе», рассматривать для инвестиций на Среднеуральскую птицефабрику. Например, на охлаждение колбасы от 30 до 50 кубов воды мы тратим ежедневно. А на «Рависе» современная камера интенсивного охлаждения позволяет снизить расходы воды на охлаждение в 3 раза. Следовательно — первым шагом, когда мы будем проектировать очистные, мы будем вкладывать в технологии, которые резко улучшат показатели расхода воды на всех видах технологических операций. Например, сегодня вода от охлаждения инкубаторов на Среднеуралке идет в канализацию. А у нас на головном предприятии решена тема оборотного водоснабжения, и мы этой водой охлаждаем сначала, потом используем ее в мойке. То есть расход объективно снижен в два раза. 

Сокращение в 3 раза стоков существенно снижает потенциальную стоимость очистных сооружений и упрощает для проектантов задачу поиска технических решений, потому что самые сложные в очистке стоки мы убрали с этой площадки. То, что мы убрали убой, позволило нам также избежать огромных утечек воды, которые были из-за сильно изношенных коммуникаций. Счетчики сегодня показывают уменьшение расхода воды за счет сокращения потерь от 40 до 50 кубометров ежедневно. 

Но самое главное, для такого объема уже есть не капитальные, а модульные, контейнерного типа очистные сооружения, и подобный проект мы тоже активно очень изучаем. У нас под боком, рядом с фабрикой, на 300 с лишним кубов этот проект установили, и он великолепно себя показывает. Посмотрим: если нам предложат одну очередь на 400-500 кубов или две очереди по 250 кубов, это обойдется нам от силы в 25-30 млн рублей. Можно сколько угодно говорить о сотнях миллионов рублей, но фабрика нуждается в инвестициях в технологию, прежде всего, чтобы они стали чистыми и не генерировали такое огромное количество выбросов.

— Еще одна претензия к Среднеуральской птицефабрике касалась обращения с куриным пометом и удобрениями. В марте разгорелся скандал, когда предприятие обвинили в сбрасывании помета на поля. Что вы планируете делать с этим?

— Вокруг «Рависа» мы сегодня с помощью органических удобрений обрабатываем 13 тыс. гектаров земли. Если по всей Челябинской области урожайность — 14 центнера с гектара, то на предприятиях «Рависа» возле фабрики за счет технологии внесения помета — 46 центнеров с гектара. Когда мы начинали использовать эти технологии, мы собирали на этих землях в 3-4 раза меньше зерна, чем сегодня! Причем это зерно без химии.

Мы уже не раз предлагали практикам Андрея Козицына: давайте сделаем совместный проект. Мы передадим вам бесплатно наши технологии обращения с землей, а вы получите рост урожайности, не применяя ни грамма минеральных удобрений. Но мы пока еще не научились сотрудничать с головным холдингом УГМК — «УГМК-Агро».

При этом на нашей земле, здесь рядом, расположен пионерлагерь «Лесная застава» одного из предприятий УГМК — Челябинского цинкового завода. В 2010 году был скандал. Тогда начали разбрасывать удобрения, и поступили жалобы — на запах, на мух. Я в 2011 году стал директором. Мы изменили технологию, график, мы по нему действуем согласованно с руководителем цинкового завода. За 8 лет ни одной жалобы, что мы мешаем своей деятельностью детям или еще кому-то, от жилого сектора и владельцев баз, расположенных вокруг наших полей, не поступало. Мы научились вести эту работу в согласии с людьми.

— Общественники Среднеуральска говорили, что боятся, что целью всех споров вокруг птицефабрики является ее земельный участок, и предприятие могут в принципе ликвидировать, чтобы его отнять. Есть ли почва у этих разговоров?

— Разговор в этом направлении я считаю бессмысленным. Как мне кажется, у каждого предприятия есть свои накопленные десятилетиями проблемы. У нас холдинг — 5,5 тыс. человек, у УГМК — 70 тыс. человек. Если мы 12 млрд рублей имеем консолидированной выручки, то у них под 500 млрд. И что вы думаете, у них не хватает своих экологических проблем? Козицын ведь живет не в Швейцарии так же, как и я не в Лондоне. Реально он свою позицию публично изложил: он хочет, чтобы Среднеуральская птицефабрика перестала быть главным загрязнителем Малебского болота и связанной с ним системой озер. Это правильная позиция.

Проблемы по загрязнению территории, которые копились 40 лет, могут быть решены только с учетом эффективно работающей фабрики, у которой будет такой инвестор, как «Равис». Все эти провокации были призваны отвлечь нас от реального развития событий. Мы переживаем и сделаем все, чтобы экологические проблемы были решены в пользу людей и сохранения окружающей среды. Те, кто на работает на фабрике, дорожат своими рабочими местами. Кстати, 40% наших тружеников — жители Верхней Пышмы, а не Среднеуральска. Среднеуральская фабрика — одна из старейших на Урале, и она обязана выжить, потому что люди любят ее продукцию.

 

По материалам сайта www.znak.com

Фото: Наиль Фаттахов