Продажа цыплят! Карта проезда внутри!

Компания "Равис" реализует цыплят-бройлеров!

подробнее

Продажа цыплят! Карта проезда внутри!

«Равис»: вкусные решения!

«Равис»: вкусные решения!
смотреть видео

02.12.16  Андрей Косилов: «Я жду, когда Путин объявит Год молока»

Андрей Косилов - о талонах в сети «Равис», законе «О навозе» и поддержке сельского хозяйства

Агрохолдинг «Равис» на сегодня один из крупнейших в Челябинской области. Компания Андрея Косилова не перестаёт удивлять потребителей интересными новинками, а коллег и конкурентов – рискованными экспериментами и постоянным ростом. На сегодняшний день магазины фирменной сети «Равис» - одни из немногих, где есть очереди. А недавно в некоторых из них появилась система талонов на дефицитную пока, но очень вкусную продукцию - буженину из мяса птицы. О развитии «Рависа», предварительных итогах года, своих планах и мечтах Znak.com рассказал генеральный директор холдинга Андрей Косилов. 

- Андрей Николаевич, глава государства в своем послании сказал, что выручка от экспорта сельхозпродукции выше, чем от экспорта вооружения. Все действительно настолько хорошо в АПК? 

- Я внимательно слушал послание президента, и у меня чувство особой гордости и патриотизма вызвала оценка работы агропромышленного комплекса. Эта работа началась не сегодня и не вчера. С особой остротой тезис о продовольственной безопасности все без исключения – политики, депутаты, граждане –  поняли в последние два-три года, в период бурного движения в сторону санкций. До этого для многих это был пустой звук. Но президент занимается этим с тех пор, как стал руководить страной. И, как мне кажется, он вчера с особым чувством гордости и пиетета говорил, каких успехов добились крестьяне.

Наши обороты за последние 5 лет выросли в три раза – с 4 до 12 млрд в этом году. При том, что мы не увеличиваем цены, - это результат расширения нашей деятельности, продаж, увеличения объёмов производства. 

Вся эта работа начиналась давно. По стечению обстоятельств наше предприятие, холдинг начали возрождаться, когда руководителем страны стал Владимир Путин. Я в то время работал в администрации области. Уже тогда был посыл на то, что рано или поздно нашим крестьянам придётся кормить всю страну, не оглядываясь на американские окорочка, продукцию из Европы и всё остальное. Те, кто услышал и начал развивать производство, теперь оказались на коне. Агропромышленный комплекс сегодня один из немногих остаётся драйвером роста. Ни для кого уже не секрет, что село выполняет свою задачу и кормит людей. Этим гордятся наш президент и правительство, этим гордится наш губернатор. 

- На сегодняшний день сельское хозяйство – чуть ли не единственная отрасль в Челябинской области, которая продолжает показывать рост.  

- Это результат огромного, напряжённого, на десятилетия растянутого труда. Были люди, которые изначально, как мы, верили, что призыв Путина – не просто слова, а долгосрочная политика, стратегическая задача. Эта вера помогала нам вкладывать всю до копейки прибыль (а её за последние годы заработано более 4 млрд рублей) в развитие собственного бизнеса. Оценка вчера прозвучала высокая. И без ложной скромности скажу, что считаю её заслуженной. Никакие задачи, кроме задач разрушения, быстро не решаются. Задачи созидания требуют огромных усилий и длительного времени. 

Когда в 2000 году я по предложению покойного губернатора Петра Сумина принимал дела области, мы занимали по сельскому хозяйству 22-23 место в России. У многих до сих пор возникает вопрос, как бывший вице-губернатор вдруг стал одним из собственников компании «Равис». Не вдруг и не сразу. Когда в 2000 году «Равис» стоял, я многим предлагал заняться птицеводством – Юревичу, Аристову и другим. Никто не взялся. Правда, когда процесс восстановления на «Рависе» был запущен, этот бизнес заинтересовал других более подвижных и в позитивном плане конъюнктурных людей. Ко мне как к первому вице-губернатору многие руководители приходили и советовались, стоит ли им вкладывать деньги в птицеводство. Их смущал мой повышенный интерес к «Равису», но я отвечал, что он связан как раз с желанием простимулировать их вкладываться в развитие. До 2010 года всё развивалось нормально и стабильно, темпы роста поддерживались собственными усилиями и программами поддержки, принятыми с подачи Владимира Путина. Размер заимствований был сопоставим с тем, что производили компании. Это потом, при попытке создать несколько конкурирующих «Равису» структур и задавить нашу птицефабрику, появились противозаконные госгарантии.

- Какие цели вы преследовали, когда в начале «нулевых» решили спасать птицефабрику «Равис»? 

- В 2000 году главным было не развитие птицеводства, а создание стабильного рынка, конкурирующего с переработчиками зерна за зерно как продукт для последующих переделок. Помните все баталии насчёт некачественного хлеба и прочего? Ответ руководства области был простой: мы создали мощного, бурно развивающегося потребителя зерна. Ведь произвести 300-400 тыс. тонн мяса – это значит с рынка купить 800 тыс. тонн зерна. Сегодня десятки млн тонн зерна вывозится за границу с благословления федеральной власти, мы стали крупнейшим игроком на этом рынке.

Я знаю, что наши амбиции не остановить: вслед за зерном мы станем крупнейшим игроком на рынке мяса птицы, свинины и так далее. Процесс уже запущен.

 Производителей, работающих в Челябинской области, он интересует по нескольким причинам. Да, в какой-то мере мы от этого проигрываем, потому что чем больше конкуренция за зерно, тем выше закупочная цена для птицеводов и мукомолов. Но непосредственно у «Рависа» в обработке более 100 тыс. гектаров земель сельхозназначения, мы одни из немногих инвесторов на селе в уральской зоне, которые остались при коровах, при пашне. Более 10 лет мы сознательно ведём политику на самообеспечение. В этом году наши крестьяне вырастили 82 тыс. тонн хлеба. И мы ставим задачу в течение двух-трёх лет полностью выйти на самообеспечение по зерновой части. 

- А сейчас насколько обеспечиваете себя? 

- Сейчас закрываем семь-восемь месяцев. Это огромный показатель, ещё недавно «Равис» закрывал свои потребности на три-четыре месяца максимум, а в засуху ситуация ухудшалась и мы вынуждены были всё покупать по завышенным ценам на рынке, как и остальные птицеводы. Мы движемся как многопрофильный холдинг. Смысл в том, что всё – от земли до переработки и продажи конечной продукции – концентрируется внутри компании. Мы не теряем на бесконечных наценках, перепродаже, спекуляциях. Кроме того, государство дало нам уникальный инструмент развития – единый сельхозналог, когда ты платишь определённые проценты с разницей между доходами и расходами. Это мотивирует и доходы повышать, но при этом не «пухнуть» на деньгах, а ускорять процессы инвестирования, что мы и делаем. Я знаю, сколько раз за последнее время благодаря именно политической воле президента были отбиты попытки Минфина лишить крестьян этой льготы. И слава Богу! 

Очень высоко можно оценить и второй инструмент развития, который был создан во время реализации нацпроектов, – это льготы по процентной ставке по кредиту. Крестьяне в самом большом объёме получают субсидии по кредитам. Ещё один важный механизм удалось пролоббировать министру сельского хозяйства Александру Ткачёву – давать прямые бюджетные субсидии конкурирующим банкам с госучастием, чтобы ставка для крестьян не превышала 4-5%. Лучшия условия трудно найти даже в Европе и США. Главная причина успехов России в сельском хозяйстве, на мой взгляд, в том, что эти механизмы развития удалось запустить. Никогда до Путина ситуация в данной отрасли не была предметом личного внимания губернаторов. Согласитесь, что, если проанализировать выступления нашего губернатора, львиная доля разговоров, оценок так или иначе будет связана с сельским хозяйством. Когда речь заходит о позитивной повестке – что у нас развивается, где есть планы, инвестпроекты, – без села не обходится. 

- Какими механизмами поддержки пользуется «Равис»? 

- Если сопоставить объёмы субсидий, которые получают «Равис» и наши ближайшие конкуренты, то наши в три-четыре раза ниже по году. «Равис» имеет в заёмных средствах лишь шестую часть от объёмов реализации. У многих конкурентов эти показатели близки. А основная форма поддержки – это субсидии на покрытие процентов, соответственно, если они больше заняли, им государство больше выделяет. Мы у «Сбербанка» шесть лет назад взяли первый крупный инвестиционный кредит – 1,5 млрд рублей - и уже практически за него рассчитались, потому что знали, во что вкладывать. Нам «Сбербанк» ещё предлагал дешёвых денег, но мы отказались. Как нам это удалось? Вместо того, чтобы реализовывать полтора года бизнес-план, мы сгруппировали объекты и за восемь месяцев провели модернизацию цеха, который сегодня производит в два раза больше мяса, чем весь «Равис» в советский период, – 35-40 тыс. тонн. Второе – мы задействовали механизм вертикально интегрированного холдинга и трансформации своих технологических, управленческих подходов на тех, кто имеет потенциал развития, но кому не хватает эффективной системы управления, оборотных средств и навыков в борьбе с воровством. Последние два года были знаменательными для нашей компании. 

Мы вернули к жизни Уйский элеватор, газифицировали там процесс сушки, восстановили склады. Этой зимой завершим реконструкцию ещё пяти складов, и ёмкость хранения там будет 30 тыс. тонн. Нам этот проект обойдётся гораздо дешевле, чем если бы мы на те же 30 тыс. тонн строили новый элеватор на этой фабрике. Мы сторонники приводить в порядок и давать вторую жизнь тому, что может ещё десяток-другой лет поработать. Не любим красивые паркетные проекты. Работая в администрации, я всем говорил: если есть выбор - реконструировать старое или строить новое, имейте в виду, что новое в три-четыре раза дороже. А с учётом колебания рынка не факт, что оно скоро окупится. 

- Можете какие-то прогнозные цифры по году назвать? 

- В этом году впервые за всю историю «Равис» произведёт 102 тыс. тонн мяса. Сюда входят почти 98 тыс. мяса птицы, а также свинина и говядина. 15 тыс. тонн дала приобретённая нами Среднеуральская птицефабрика, которая в прошлом году генерировала только убытки и произвела 12 тыс. тонн мяса птицы, а в этом году уже третий месяц работает с чистой прибылью. Эта фабрика была одним из лидеров российского и свердловского птицеводства, работала под брендом «Курико», но при прежнем руководстве начала дышать на ладан. Благо нашлась политическая воля в правительстве и руководстве Свердловской области. Нас позвали, о чём я не жалею, хотя без неё было бы спокойнее. (Улыбается). Мало того, что отдал туда лучших своих специалистов, так ещё мои помощники через день разбираются. 

Также в этом году купили комплекс «Дубровский», который произведёт 1,5 тыс. тонн говядины. Свининой у нас до санкций занималась только одна площадка – в Рощино. Мы производили 650-700 тонн в год. Когда увидели, что появилась необходимость развивать свиноводство, – расконсервировали площадки в совхозе «Береговой» в Каслинском районе и в Еткуле. Мы их восстановили и за два года увеличили производство в два раза. 

- Плюс создали дополнительные рабочие места, что немаловажно в условиях кризиса. 

- Рабочие места, налоги… Сейчас много разговоров об уровне зарплаты. У нас в холдинге средняя зарплата более 32 тыс. рублей. Есть проблемы на сельхозпредприятиях, но там всё зависит от производительности. У доярки в зависимости от надоев может быть и 30, и 12 тыс. рублей.  

- Разве надои зависят только от доярки? Не от коров? 

- Коровы у нас все хорошие. Мы серьёзно занимаемся поставкой племенного скота. Всё зависит специалистов. Тут как с птицефабрикой – у всех производителей одинаковые породы кур, корма тоже. Даже оборудование покупаем у одних и тех же поставщиков. Главные конкурентные преимущества – люди и система управления… Если честно, я жду, когда президент объявит  Год молока, потому что в России с этим большие проблемы. Но предметом моей гордости является то, что «Равис» - единственное предприятие-инвестор, которому удалось их избежать. Многие инвесторы в сфере животноводства не нашли ничего лучше, как зарезать скот, убрать рабочие места. Особенно массово это происходило в нашей области в период правления нелюбимого мною теперь уже бывшего губернатора. Поголовье сократилось на 30%, упало производство. Мы поголовье сохранили. Сегодня на «Рависе» 4,7 тыс. голов крупного рогатого скота. В этом году наводили порядок в животноводстве. Чтобы увеличить выход при забое и прекратить воровство, основной забой крупного рогатого скота стали проводить на фабрике. Выход увеличился на 4-5%. Мы используем вторичный материал – продаём шкуры и т. д. 

Более того, мы запустили у себя производство, вложив несколько млн рублей, и сегодня получаем востребованную на рынке продукцию из того, что раньше шло на костную муку. Из кишечника свиней и коров делаем череву – это натуральная оболочка для колбас. Ещё мне удалось реализовать мечту детства: мы купили великолепную установку для очистки рубца (часть желудка). Это такой белый, высокобелковый продукт, который прекрасно пахнет. На вид, если его нарезать соломкой, напоминает кальмаров, а с точки зрения питательности фору даст. В меню многих европейских народов есть суп из рубца, гречка с рубцом, рубец с овощами. А пирожки с требухой из русской печи - просто супер!

Но, главное, мы стали эффективнее управлять стадом. За счёт сокращений издержек, улучшения питательности рациона в этом году получили плюсом 2300 тонн молока. В летний период надой молока в день составлял 75 тонн. Я считаю, молоко – недооценённый продукт. В Китае стали давать школьникам бесплатно стакан молока, и вы видите, какие появляются высокие китайцы. Это результат полноценного белкового кормления, основанного на молочных продуктах. Я сам с удовольствием ем молочные продукты, потому что они очень полезны. 

- И когда у нас появится молоко «Равис»? 

- Оно представлено через переработку «Первого молокозавода». В своё время я был более эмоциональным и амбициозными лидером, мне казалось, что параллельно можно и с курицей разобраться, и с говядиной, и со свининой, и молоко начать выпускать. Сейчас я понимаю, что для того, чтобы перерабатывать наши 75 тонн молока в день, надо создавать параллельный бизнес. Пока мы активно поджимаем переработчиков на предмет более высокой, справедливой цены. И, надо отдать должное, в последнее время это удаётся. Этой темой также успешно занимается наше министерство сельского хозяйства во главе с Сергеем Сушковым. В последние год-два поддержка на литр выросла в три раза и достигла уровня лучших областей. Другое дело, что там она действовала всегда и помогала сохранять поголовье.

У нас, помимо механизмов поддержки сохранения поголовья, надо запускать механизмы, которые помогут его восстановить. Область в состоянии реализовать проекты, полностью покрывающие потребности в молоке. 

Кроме того, ни одна подотрасль в сельском хозяйстве не несёт такой нагрузки, как молочное животноводство. Это рабочие места для женщин, загрузка механизаторов круглый год… В этом году мы дадим плюсом около 3 тыс. тонн молока, общий прирост по региону составит 1,5-2 тыс. тонн. То есть «Равис» своей прибавкой перекроет потери от закрытия хозяйств.  

- А какие производства закрылись?

- Я бы хотел говорить о своей компании, потому что это выбор каждого инвестора. Мы для себя выбор сделали. За счёт растениеводства заработаем в этом году 100-150 млн. Молоко даёт 50-60 млн убытков, но общий финансовый результат положительный. Сейчас последовательно решаем с помощниками задачу, как сделать так, чтобы животноводство на первом этапе хотя бы работало в ноль и не съедало прибыль. На следующих этапах – чтобы давало хоть минимальную прибыль. Хотелось бы, чтобы механизмы поддержки формировались на уровне государства и региона более эффективно. Можно увеличить объёмы производства, проинвестировав в создание новых фирм, но это очень дорого. А можно попытаться помочь существующим хозяйствам, позаботившись о том, чтобы нормально была организована технология, чтобы скот был здоров и нормально накормлен. В принципе, это и есть слагаемые нашего успеха, которые привели к результату: 102 тыс. мяса, 22 тыс. тонн молока, более 80 тыс. тонн зерна. Причём по зерну цифра вроде бы как в прошлом году, но тогда часто шёл дождь. После очистки мы получили на 5 тыс. тонн меньше, чем сейчас. Зерно 2016 года более качественное, сухое. 

- Вернёмся к вашему предложению в адрес президента объявить Год молока. Что это даст? 

- В год молока можно будет решить одну из главнейших задач – распределения конечной цены на молоко. На сегодняшний день при стоимости литра в 50-56 рублей крестьянам достаётся не более 40%. Почему? Согласитесь, вырастить корову, получить молоко сложнее, чем на заводе почистить и упаковать его, и чем на торговых сетях поставить в холодильник и продавать. Я убеждён, что рано или поздно будет закон о справедливом распределении цены. 

- А какое распределение вы считаете справедливым? 

- 60% от стоимости должны получать крестьяне. 10% достаётся государству, потому что таков размер НДС на молоко. 15% - торговым сетям, 15% - переработчикам. Или 20% переработчикам и 55% крестьянам. Но не 40% и не 35%, как в иные периоды, потому что корову вырастить непросто. Как мне кажется, самый тяжёлый труд у человека, который живёт на земле. Кто нас будет кормить, если не он? Это нужно понимать. Сегодня многие вещи требуют переоценки в общественном сознании. Раньше, к примеру, люди больше занимались садами и огородами, и запах навоза ни у меня, ни у моих родителей, бабушек и дедушек не вызывал негатива. Более того, мы различали запах коровьего навоза и запах конского, потому что из него самая лучшая грядка, он великолепно улучшает свойства земли. Возможно, это вызовет у кого-то смех, но я считаю, что в России, с учётом огромных масштабов, которых достигло промышленное производство свинины и курятины, есть потребность принятия закона о навозе. 

Во всех европейских странах есть день, когда крестьяне обязаны вносить органику на поля. Это не должно продолжаться неделями, месяцами, но день навоза однозначно должен быть введён. 10 лет назад об этом никто не говорил, потому что животноводство было уничтожено… Наша компания вносит в землю 120 тыс. тонн органических удобрений. Поэтому у нас урожайность в 1,5-2 раза выше, чем в среднем по Челябинской области. Мы озимых культур в этом году намолотили с урожайностью 33 центнера с гектара, а на поле, которое видно из моего окна – 56 центнеров.

- Ничего себе! Немногие сегодня занимаются озимыми. 

- 10 лет назад, когда я был вице-губернатором, мы активно возрождали озимую рожь. Она хороша для хлеба, но не для кормов. Начали озимой пшеницей заниматься в «Береговом», но она вымерзла. По приходу сюда стали ставить эксперименты, благо у нас молодой, толковый директор Андрей Левченко. Сначала засеяли 50-100 гектаров. В этом году был полный фурор: все поля перезимовали. В этом плане мы пионеры, озимая пшеница – наша «фишка»: в этом году посеяли почти 5 тыс. гектаров. Никто из соседей с нами не конкурирует. Также занимаемся масличными культурами. Наш холдинг потребляет огромные объёмы растительных масел – 600 тонн в месяц, это 10 железнодорожных цистерн. В этом плане тоже несколько лет вели эксперименты. В этом году во всех хозяйствах «Рависа» вырастили почти 2,5 тыс. тонн маслосемян подсолнечника и рапса. У нас в одном из совхозов работает маслоцех. Впервые целый месяц все потребности закроем своим маслом. Кстати, после извлечения масла остаётся 65% жмыха – это великолепный компонент для рациона наших коров. Коровы будут получать полноценный белок, вырастут надои, соответственно, вырастут и зарплаты. Всё взаимосвязано. И если по-хозяйски всё сращивать, можно получить хороший результат. 

- Удалось осуществить планы по удваиванию сети фирменных магазинов? 

- Да, в ноябре открыли 300-й. Когда мы начали бороться против санкций, у нас было 154 фирменных магазина. Сегодня такого количества магазинов нет ни у одного из птицеводческих холдингов. Мы можем равняться только на «Ариант», где 700 магазинов. Это повлияло на оборот – если в 154 магазинах он был 100 млн рублей, то теперь оборот фирменной торговой сети – почти 400 млн. И это одни из немногих магазинов, где сохраняются очереди. Так на нашу продукцию - буженину из мяса птицы - уже люди в очередь записываются, получают талоны, потому что мы можем делать 1200 кг в день, а заявка на 1800 кг. В ближайшую неделю мы этот дефицит закроем.В выходные дни в наших механических мастерских в срочном порядке будет сделана вторая пресс-рама для изготовления буженины.

- Раньше буженина с курицей не ассоциировалась. 

- Буженина – запечённое в духовом шкафу мясо, со специями, сочное, не пересолённое, со светлым срезом. У меня с детства такой образ остался. Я знаю точно, что, например, карбонат из курицы делать нельзя, он делается только из свинины. А буженина, если открыть словарь, - это продукт из свинины, говядины и других видов мяса. Кстати, пуск этого вида продукции мы приурочили не только к 35-летию птицефабрики «Равис», но и к пуску нового оборудования. Наверное, можно было бы сделать буженину и на старом, но качество варки и копчения, которые получаем на немецких печах Fessmann, – это нечто. К тому же это позволило существенно снизить себестоимость готовой продукции. 

Светлана Григорьева